neybl.lv


Пора наконец начать строить объединенную Европу



Пьер Московиси, министр Франции по европейским делам, отвечает на вопросы газеты Диена - Расширение Европейского союза связано с институционными реформами самого ЕС. В Амстердаме так и не удалось достичь приемлемого для всех компромисса. Каковы последние изменения по данному вопросу? Будет ли Франция и впредь возражать против расширения ЕС до реализации этих реформ?

- Мы выступаем за расширение. У нас нет ни малейших возражений против этого проекта, представляющего собой великую историческую встречу. Но мы выступаем за успешное расширение. Успех этого процесса складывается, как мне кажется, из нескольких элементов. Один из них - это то, что мы называем "предварительное институционное упорядочение".

Мне хотелось бы достичь максимальной ясности по этому решающему вопросу, который вызвал, тем не менее, некоторые недоразумения. Мы выступаем за реформу институций. Это была наша главная цель на Совете в Амстердаме. Почему? Потому что по ходу последовательных расширений, предусмотренных для шести стран, институции не смогли достаточно эволюционировать. Сегодня, имея уже 15 государств, это сделать крайне трудно, и процесс принятия решений не является более эффективным. Продолжая расширяться до 18, 20 и более стран и не проводя реформы, мы рискуем оказаться неспособными на дальнейшие действия. А в этом никто не заинтересован, ни нынешние, ни будущие страны - участницы ЕС. Я ратую за Европу, которая способна самоутверждаться, проводить в жизнь совместную политику, влиять на решение важнейших международных вопросов. Словом, за Европу, которая действует, а значит - решает.

Реформа, на которой мы настаиваем, проста, одновременно эффективна и демократична. И мне кажется, что в ближайшее время нам удастся решить этот вопрос. В этой связи мы приложили к амстердамскому договору наши совместные с Бельгией и Италией декларации, где ясно выражено наше стремление провести реформы до подписания следующего договора о вступлении в ЕС.

Я хотел бы добавить, что предварительное упорядочение не является условием для начала процесса расширения. Через несколько дней совет ЕС примет решения, которые определят будущее расширения Европы. Это наше начинание и наша приверженность - Европейские министры иностранных дел все чаще упоминают в своих дискуссиях Турцию. Создается впечатление, что Турция стремится в Европу, но это по-настоящему не приветствуется странами -участницами ЕС. Найдется ли когда-нибудь в Европе место для Турции? И могут ли разногласия между Турцией и Грецией поставить под сомнение предложенную Францией европейскую конференцию?

- У Турции давно уже есть место в Европе. Она является членом НАТО, ОБСЕ, ассоциативным членом ЗЕС, одним из основателей Совета Европы. С 1995 года между Турцией и ЕС существует соглашение о таможенной унии, и ее европейское предназначение было признано Евросоюзом еще 35 лет назад, после подписания первого ассоциированного договора между ЕС и третьей страной. Поэтому было бы закономерно включить ее в предложенную нами европейскую конференцию, не забывая, конечно, о проблемах и трудностях, которые предстоит преодолеть этой стране.

Существуют также политические и стратегические соображения. Европа, простирающаяся с севера на юг, с востока на запад, включает в себя также Балканы и северное побережье Средиземного моря. С этой точки зрения, участие Турции в европейской конференции кажется мне совершенно естественным и необходимым. В будущем мы должны будем предложить эту перспективу также странам Балканского полуострова.

Сегодня большинство партнеров одобряет этот подход. Мы хотели бы, чтобы все поддержали эту позицию, чтобы греки поняли, что это соответствует их глубоким интересам и чтобы совет ЕС смог принять решение в Люксембурге - Позиция Франции по вопросу санкций ООН против Ирака первоначально была близка мнению России. Претерпела ли позиция Франции какие-либо корректировки?

- Франция придерживается позиции соблюдения прав, что означает полное воплощение в жизнь резолюций Совета безопасности. Это постоянная позиция Франции с 1990 года, и мы стараемся, чтобы она преобладала в единстве Совета безопасности. Соблюдение права подразумевает собой все права, и только права: резолюции Совета безопасности не содержат тайных записей. Этот подход продиктован ясным и твердым отношением. И во время недавнего напряжения именно благодаря этому удалось достичь единства Совета и восстановить контроль ООН в сфере оружия массового уничтожения. Я помню, что в течение этого периода, а именно 1 ноября, Франция и Россия опубликовали совместную декларацию, призывающую Ирак к сотрудничеству без ограничений со специальной комиссией ООН. Тогда же, в условиях тесной договоренности с нашим американским союзником, мы взяли на себя ответственность по обеспечению защиты самолетов U2, находящихся под угрозой Саддама - Возможно ли в наше время, чтобы страны-кандидаты в НАТО сначала вошли в политическую и только потом в военную структуру Альянса?

- Как вы знаете, у Франции особая история и позиция в отношении НАТО. Но есть и другие примеры. Я имею в виду Испанию, у которой по-разному складывались отношения с Атлантическим альянсом. Таким образом, в зависимости от ситуации можно услышать разные ответы. Решение вопроса состоит в том, чтобы найти наиболее эффективную архитектуру безопасности, способную защитить и предотвратить новую опасность. Этот вопрос поставлен в общем перед Европой и по-особому - перед Балтийскими странами. Следует подходить к нему решительно и прагматично.

Франция, приверженная принципу неделимости европейской безопасности, готова способствовать стабильности и безопасности Балтийского региона. Поэтому в Мадриде мы совместно с американцами приняли четкое обязательство: двери альянса должны оставаться открытыми для всех стран-кандидатов, независимо от их географического положения. Я убежден, что Мадрид является первым этапом в процессе, призванном охватить также и Балтийские страны - Каково мнение Франции о многосторонних гарантиях, предложенных Балтийским странам? И каковы шансы этих стран на вступление в НАТО уже в следующем туре расширения альянса?

- Я убежден, что понятие односторонних гарантий безопасности не отвечает больше духу новой архитектуры европейской безопасности. Мы открыто заявили об этом. Кроме того, Балтийские страны сделали ясный выбор - укрепиться в европейских и евроатлантических структурах. Следует уважать этот выбор. Что касается Франции, мы его поддерживаем. В то же время я считаю, что мы должны положительно встретить стремление России к налаживанию добрососедских отношений, тем более, что расширение НАТО проходит также через региональное сотрудничество, в которое важно вовлечь не только Швецию и Финляндию, но и, по возможности, Россию.

Предвидя будущую интеграцию Балтийских стран в НАТО, мы предложили идею согласования военного сотрудничества и усиления роли политических региональных консультаций (в частности, в Совете евроатлантического партнерства), а также подготовку "платформы сотрудничества" между Балтийскими странами и альянсом. Не стоит забывать, что и другие организации (ОБСЕ, ЗЕС, обычные вооруженные силы Европы) вносят свой вклад в будущее Балтийского региона.

В любом случае процесс расширения НАТО будет продолжен. Я не могу дать никаких обязательств в отношении следующего этапа, но я не сомневаюсь в будущей принадлежности Балтийских стран к Атлантическому альянсу.

Я хотел бы вернуться к другому вопросу. Очень важно расширять понимание безопасности и выйти за его строгие военно-политические рамки. В действительности стабильность Балтийского региона все чаше пересекается с отраслевым сотрудничеством. Безопасность - это не только вопрос обороны. Политические и экономические факторы играют здесь решающую роль. 1 декабря, накануне моего приезда в Латвию, формально вступил в силу договор о партнерстве и сотрудничестве между Евросоюзом и Россией. Это всего лишь совпадение, но я склонен здесь видеть символ ясной политической воли Евросоюза. Россия и ЕС являются важными и особыми экономическими и политическими партнерами. Таковыми они являются сегодня и должны ими оставаться завтра. Процесс расширения - это ответственность, которую взял на себя Евросоюз в новой Европе, вышедшей из холодной войны и распада СССР. Это ни военная, ни экономическая, ни политическая машина. Вот почему Евросоюз предложил "стратегическое партнерство" с Россией, которое сопутствует и дополняет процесс расширения. Я считаю это еще одним элементом региональной безопасности - Не являются ли затраты на вступление новых стран в ЕС одним из серьезных препятствий для их европейской интеграции?

- Я повторяю - мы выступаем за расширение. Речь идет о том, чтобы построить воссоединенную Европу. Но в данном вопросе, как и в отношении реформы институций, настоящие и будущие страны - участницы ЕС должны быть заинтересованы в обеспечении функционирования и финансирования Евросоюза, а также в сохранении совместной политики. В перспективе расширения ЕС 15 европейских стран начали дискуссии по оценке усилий, необходимых для проведения и определения предстоящих реформ. Как настоящие, так и будущие страны - участницы ЕС несут расходы по расширению. Если и те, и другие готовы идти по этому пути, то это их политический выбор - Когда смогут реально начаться переговоры со странами-кандидатами в ЕС?

- 11 государств находятся на одной стартовой линии. Все эти страны будут участвовать в подготовительных переговорах о вступлении в ЕС. Тех, кто окажется наиболее подготовлен, ожидают более интенсивные переговоры, которые смогут начаться уже в ближайшие месяцы - Как на практике будет реализовываться сотрудничество между странами, приглашенными на переговоры? Что будет сделано для того, чтобы избежать разногласий между странами, с которыми начнутся переговоры, и теми, кто еще только ожидает приглашения?

- Переговоры о вступлении в ЕС не просто формальность. Это трудная задача, цель которой заключается в том, чтобы позволить заинтересованным странам перенять после относительно длительного переходного периода существующую законодательную базу Европейского сообщества. Никому не нужен Союз с размытыми очертаниями или второсортная страна-участница. Ключевое слово этих переговоров о вступлении в ЕС - "требование". Именно поэтому переговоры начнутся с наиболее подготовленными странами, то есть с теми, которые будут меньше всего нуждаться в помощи Евросоюза.

Но я хотел бы подчеркнуть, что диалог и сотрудничество с Евросоюзом не ограничивается только переговорами: будет увеличена роль ассоциированных договоров, а также задействована стратегия на время до вступления в ЕС. Начнется европейская конференция. Таким образом, отношения с Евросоюзом будут интенсивными как на одностороннем, так и на многостороннем уровне.

Отстаиваемая нами и сосредоточенная на европейской конференции позиция направлена именно на то, чтобы не допустить раскола между странами-кандидатами. Даже если переговоры о вступлении в ЕС начнутся только с наиболее подготовленными странами, динамика европейской интеграции остальных стран будет увеличиваться. В данном контексте я не вижу причин для появления напряженности. Но даже если допустить такую возможность, многосторонний уровень конференции позволил бы предотвратить такую опасность. Но мне кажется, что произойдет совершенно обратное, и именно со странами, между которыми уже налажено региональное сотрудничество. Я убежден, что сотрудничество между Балтийскими странами будет укрепляться и благоприятно влиять на коммерческую и экономическую сферы деятельности всего Балтийского региона. Это убеждение наглядно иллюстрирует тот факт, что во время моего визита в Балтийские страны меня будут также сопровождать деловые люди.

Автор: Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha